Вести с водоёмов

Рыба атакует спиннинговую приманку, неподвижно лежащую на дне. Взяв искусственного червяка, она не выплевывает его, а утаскивает, заглатывая на ходу. Резина бывает съедобной! Некоторые “резиновые изделия” готова употребить в пищу даже кошка...

Я, как мог, оттягивал написание той статьи, что сейчас перед вами. Ибо для того, чтобы высказывать по какой-либо теме свои соображения и, тем более, давать рекомендации, надо этой самой темой владеть. Пусть не от и до, но хотя бы в такой степени, чтобы ощущать внутреннюю уверенность. И все же я хочу поделиться своим опытом по этой части. Во-первых, потому, что тема для нас принципиально новая и потому для многих крайне интересная. Во-вторых, я не уверен, что в нашей стране найдется на данный момент кто-то, кто владеет этой темой лучше.


Года полтора назад, когда я понял, что “съедобная резина” в самом деле существует, мне казалось, что сезона более или менее активной ловли на нее будет вполне достаточно, чтобы разобраться, что здесь к чему. Однако время, которое я сам себе отвел, истекло, а в понимании темы я продвинулся очень незначительно, хотя и прилагал к тому немало усилий. “Съедобная резина” оказалась очень непростой категорией среди всего огромного разнообразия видов искусственных рыболовных приманок.

Хорошие вещи в уцененку не попадают! Не так ли?

Свой первый опыт ловли на “резину”, которую с очень большой долей условности можно было назвать “съедобной”, я получил лет тридцать назад. В рыболовном отделе городского магазина “Спорттовары” был небольшой прилавочек, куда в конце концов попадали снасти, не нашедшие по изначально заявленной цене своего покупателя. Попадая в уцененку, товар дешевел минимум втрое, чем мы и старались пользоваться. И вот как-то я заметил на том самом прилавке невзрачный тюбик, на котором было написано “искусственный мотыль”. Вечером того же дня я уже пытался на этого искусственного мотыля что-нибудь поймать на близлежащем пруду. Не поймал. И сделал безапелляционный вывод, что ничего путного в уцененке не купишь... Из того тюбика выдавливалась желеобразная масса “мотального” цвета с бьющим по носу запахом анисовых капель. По инструкции полагалось из капельки желе скатать “колбаску”, насадить на крючок и ловить, как на настоящего мотыля. Позже мне удавалось-таки относительно успешно половить на “анисового мотыля” окуней и пескарей, но на мотыля настоящего поклевок было едва ли не на порядок больше. Делать заключение о “съедобности” этой искусственной наживки можно было ну с очень большими оговорками. По сути, она мало отличалась от каких-то других искусственных подсадок, которыми иногда пользуются при ловле на мормышку без натуральной наживки, будь то бисер, кембрик, кусочки пористой резины или шерстяные нитки. 

Оказывается, это не сказки!

Первый признак, отличающий съедобную приманку от несъедобной, это реакция на нее рыбы, когда та находится в неподвижном положении. Если нечто лежит довольно долго на дне или висит без движения в толще воды, и рыба вдруг пытается это нечто съесть, то такая приманка уже попадает в разряд “съедобных”. Как-то в начале декабря мы большой бригадой отправились на Можайское водохранилище. Целью предприятия было снять фильм о рыбалке по первому льду. Я к тому моменту уже окончательно утратил интерес к мормышке, отвесной блесне и прочим “пингвиньим” видам рыбалки и был задействован только в роли “шоу-мена”. Рыба, вопреки ожиданиям, клевала отвратно, и в памяти, наверное, от той поездки не осталось бы вообще ничего, если бы не один маленький эпизод. Состав участников можно было назвать “звездным”, поскольку в него вошли более десятка человек, чьи имена хорошо знакомы многим. И в их числе был Геннадий Гатилов. Он-то и заставил меня поверить в то, что “съедобная резина” действительно существует. Гатилов ловил на мормышку с искусственным мотылем. Когда были поклевки “на игру”, это меня ничуть не удивляло. Но вот когда плотва и окунь продолжали клевать и “на стоячку”, это уже произвело впечатление. Рыба явно пыталась съесть приманку не потому, что та плясала перед ней, рыбу привлекал запах. И не просто привлекал, как привлекает аромат прикормки, а буквально побуждал съесть.

Издержки четверки по химии, или довольно странная закономерность

Тот факт, что “съедобнорезинового” мотыля в работе мне продемонстрировал именно Геннадий Гатилов, закономерно, поскольку для него, наряду с Борисом Кузнецовым, эта тема плотно пересекается со сферой профессиональной деятельности. Мы же с вами, если смотреть с этих позиций, попадаем в категорию “обыватели”. Купив в аптеке лекарство, мы разворачиваем листочек с аннотацией, но понимаем от силы треть из того, что там написано. Вроде как по-русски, но от вала спецтерминов чувствуешь себя идиотом. Вот так и с некоторыми аттрактантами: из прилагаемого наукообразного описания механизма его действия простому смертному что-то понять очень проблематично. В свое время мой школьный аттестат был малость подпорчен четверкой по химии, которой я обязан учительнице Елизавете Израйлевне Гинзбург. Самое обидное, что как раз химию-то я в то время на пять баллов знал, но потом стал относится к этой дисциплине соответствующим образом, приняв к руководству известную истину о том, что репутацию надо оправдывать. И на данный момент любой текст, в котором встретится пара-тройка терминов из области неорганической химии, воспринимаю как полную абракадабру. Бравирование собственным невежеством почти всегда следует расценивать как признак дурного тона. Но данный случай в некотором роде исключителен, поскольку мне удалось выявить очень любопытную закономерность. Закономерность вот какая. Сколько я пользовался различными аттрактантами, ароматизированными и “съедобными” искусственными приманками, степень их эффективности почти всегда оказывалась обратно пропорциональной объему наукообразной информации, которой эти приманки или добавки сопровождались. Парадоксально, но это факт. Более того, я, например, пытался всеми возможными каналами получить сведения о том, что же лежит в основе действия “съедобной резины” Gary Yamamoto, но так ничего и не добился. Эта “резина” работает. О том известно и пользователю, и производителю. А вот за счет чего рыба “резину” ест, производитель предпочитает не доводить до всеобщего сведения. И он имеет на то полное право. Политика у фирмы такая. С другой стороны, те из “искусственных съедобностей”, что у меня показывали откровенно слабые — за гранью статистической достоверности — результаты, как правило, сопровождались подробнейшим экскурсом в область биохимии — в объеме до целого листа мелким шрифтом. Этакий вариант зомбирования... Резюме таково: столь специфичная категория искусственных приманок, как “съедобная резина” (а также всяческие аттрактанты), должна оцениваться только на практике. Слепой вере печатному слову здесь не может быть места.

Чем естественнее пахнет, тем меньше шансов

На данный момент я располагаю опытом ловли на “съедобную резину” от пяти или шести фирм, да и в ассортименте некоторых из этих фирм есть несколько разных вариантов по запаху и назначению. Плюс ко всему — ароматизированная “резина”, которую нельзя назвать “съедобной”. И вот какой вывод на основании всего этого я могу сделать: лучше всего работает та резина, которая обладает “странным” запахом. “Странный” - подразумевается в виду такой, какой имеет мало общего с тем, что, по нашим с вами оценкам, мог бы больше всего понравиться рыбе. В самом ведь деле, мы вправе ожидать, что плотоядная рыба скорее возьмет ту приманку, от которой исходит аромат рыбьего жира или, в крайнем случае, раков с креветками. Но все получается совсем даже не так. “Резина” Ecogear пахнет чем-то похожим на пережженый кофе. K-good и Gary Yamamoto — вообще ничем не пахнут, точнее пахнут, но примерно также, как и самая заурядная, без претензий на съедобность, “резина” или, извините, как презерватив. Yum запахом вам может напомнить маринованные огурчики, которые ваша теща готовит по своему “секретному” рецепту... Исключением в этом ряду можно назвать искусственного опарыша и мотыля от Berkley. Там запах перекликается с запахом объектов, которые эти синтетические приманки призваны сымитировать. По крайней мере, такое складывается впечатление. Здесь стоит напомнить одну очевидную, в общем-то, вещь. Человеческий нос — “прибор” очень несовершенный. Обонятельные и вкусовые рецепторы рыбы развиты несопоставимо сильнее, а потому давайте минимально полагаться на наши с вами органы чувств, а об эффективности приманок судить только по тому, как на них реагирует рыба.

ПРИМЕР 1. Первое первенство Русской Басс-Лиги. Водохранилище Аспрокреммос.
В ходе соревнований выяснилось, что самой рабочей приманкой оказался спиннер-бейт. Но не все участники были к тому идеально готовы. Михаил Решетько, оторвав свой последний спиннер-бейт, был вынужден искать альтернативу среди других приманок. В числе всего прочего обнаружились “вонючие” черви Ecogear, купленные на рыболовной выставке. Стоили они дорого, порядка доллара за штучку, и Михаил предположил, что это неспроста, цена просто обязывает червей быть рабочими. Вскоре предположение получило подтверждение. Решетько поймал на японских червей несколько бассов. Что поразило, поклевки приходились не только на моменты движения приманки, но и на статическую фазу, когда червь просто лежал на дне. Причем взявший такого лежачего червяка басс не выплевывал его, а утаскивал, по ходу заглатывая! Сейчас такое нам кажется вполне естественным, но тогда, то есть менее года назад, оно воспринималось как откровение. К тому же дело, заметим, было на соревнованиях, когда принято работать на результат, а не ударяться в сомнительные эксперименты.

ПРИМЕР 2. Дамба на Учинском водохранилище. 
В середине июня Влад Новиков пригласил нас к себе на дачу, что расположена совсем близко от столицы. Незадолго до того на Уче хорошо ловился жерех, и на него-то мы и настраивались. Как то сплошь и рядом бывает, жерех к нашему приезду место действия покинул. А из другой рыбы давал о себе знать только мелкий окунь — на поверхности воды раздавались разрозненные всплески. Бьющий окунь обычно хорошо ловится на попперы и воблеры-минноу, но соразмерных такому хищнику приманок этих типов у меня при себе не было. Единственный нашедшийся поппер был величиной с пол-окуня, окуни изредка пытались его “бодать”, но не более. Тут я порылся в карманах жилета и обнаружил в одном из них виброхвост. То был не просто виброхвост, а опять-таки “съедобный” — тоже Ecogear. Размерчик был как раз — под “спортивного” окуня. Я проткнул виброхвост своим традиционным проводком из гитарной струны и примерно на треть от конца расположил маленький тройник. Все это вместе (“резинка”, тройник и поводок) весило грамма три, но по ветру приманку можно было забросить метров на двадцать пять. Этого было достаточно, чтобы достать часть окуневых всплесков. Я закидывал на всплеск (а иногда просто примерно туда, где они время от времени раздавались) и, подняв вершинку спиннинга, вел виброхвост по поверхности — так, чтобы образовывались “усы”. Когда окунь атаковал, а это было хорошо видно, я не подсекал сразу (так было очень много пустых хваток), а чуть ослаблял на секунду-полторы леску и потом тащил уже сидящего на крючке окуня. Другие параллельно пытались ловить на “вертушку”. Соотношение было пятнадцать к одному в пользу моего виброхвоста. Несколько раз я ради интереса вместо “съедобного” виброхвоста ставил почти такой же по размеру и форме, но самый обычный. Число выходов за приманками было примерно одинаковым, но вот по реально пойманным окуням “съедобная” резина оказалась почти втрое эффективнее. Несколько раз я вообще ослаблял после поклевки леску и не подсекал. Хотя явных попыток совсем уже заглотить приманку (как то бывает у басса) не было, но мусолил окунь ее долго.

ПРИМЕР 3. Москва-река. Сверхлегкий джиг зимой.
Как-то в начале марта я специально поехал под Бронницы, чтобы поупражняться с ультралайтовой снастью. День был морозный, и из-за намерзающего на шнуре льда у меня несколько раз слетали с катушки “бороды”. Я распутывал одну из “бород” и вдруг абсолютно неожиданно почувствовал легкий тычок! Шнур уходил вниз по течению, а приманка к тому моменту уже порядка минуты лежала на дне... Я, естественно, подсек и, несмотря на не до конца распутанную “бороду”, подмотал леску и обнаружил сидящего на крючке окунька. В роли приманки у меня в тот момент выступал небольшой пластиковый червячок K-Good на 3-х граммовой головке. “Съедобность” этой “резины” я уже проверил на бассе. Теперь вот и наш родной москворецкий окунь попытался скушать японского червяка. В тот день я поймал всего семь или восемь окуней. Из них трех — на неподвижно лежащую приманку. Пусть это и не много, но сам факт очень примечателен.

ПРИМЕР 4. “Московский окунь”
Об этих, прошедших в середине лета, соревнованиях я уже рассказывал в журнале. Напомню, что я ловил на них на конструкцию из небольшого воблера-минноу и привязанного к его заднему колечку поводка с одинарным крючком, на котором был насажен кусочек искусственного мотыля от Berkley. Воблер был без крючков — и Правила того требовали, и поводок так не путался. Надо ли говорить, что такой вариант оснастки я придумал не на самом “Московском окуне”, а несколько раньше, убедившись, что окунь исправно ест фальшивого мотыля.

ПРИМЕР 5. Эксперимент на причале
Будучи в октябре под Саратовом, я решил угостить гуляющую вокруг лодочного причала рыбешку “резиной”. Для начала взял самый обыкновенный (“несъедобный”) твистер, отщипнул от него несколько маленьких кусочков и стал последовательно кидать их в воду, пристально наблюдая за их медленным погружением, благо вода на Волге была очень прозрачная. Шныряющие рядом с причалом уклейки словно и не замечали пластиковые крошки, только раз одна из них слегка ткнула “резинку” носом, и все. Из “съедобной резины” при себе было три вида: Yum, Berkley и Gary Yamamoto. Реакция на последнюю была примерно такая же, как на “несъедобную”. Но вот две другие разновидности “съедобного” пластика уклейка и в самом деле ела! Именно ела, а не держала какое-то время во рту. Было видно, как светлый (и потому хорошо заметный) кусочек твистера или искусственного опарыша, если он в принципе лез рыбешке в рот, исчезал. Я следил за схватившей “резинку” уклейкой настолько долго, насколько это было возможно, — ни разу не видел, чтобы выплюнула... 

Некоторые обобщения

Подобных примеров я мог привести еще с полдюжины. Сказать, что на их основе можно выстроить четкую систему, наверное, все-таки нельзя. Скорее, пока получается набор фактов, обобщив которые, мы можем обозначить направление наших дальнейших поисков во многом из того, что касается “съедобной резины”. В первую очередь я попробую ответить на вопрос, насколько все-таки эффективна “съедобная резина” для нашей рыбы? Вопрос этот проистекает из того, что порядка 80% всех новшеств в мире спиннинговых приманок, исходящих из США и Японии, касаются ловли басса, другая рыба здесь учитывается по остаточному принципу. В дополнение к первому из пяти выделенных примеров я могу сказать, что все те виды “съедобной резины”, что фигурируют в данной статье (исключая Yum и Berkley, которых у меня в соответствующее время еще не было), очень охотно поедаются (почти буквально) большеротым черным окунем. Доходит до того, что 300-граммовый бассенок с остервенением запихивает в свою утробу толстого (толщиной с мизинец) 20-сантиметрового червя от Gary Yamamoto. И ему это почти удается...
С нашей рыбой не все так просто. Отчасти это связано с тем, что вряд ли какую-либо из наших хищных рыб можно поставить на одну ступень с бассом по алчности и агрессивности. Но все же эффект определенно есть, и я позволю себе обобщить свои наблюдения по этой части в виде сводной таблицы, в которой по понятной 5-балльной системе дается оценка эффективности разных видов “съедобной” резины применительно к разным видам рыбы. Оценка “5” означает, что данный вид рыбы практически буквально “ест” данный вид “резины”, “2” — что “резина” не отличается применительно к этой рыбе от обычной “несъедобной”, прочерк соответствует полному отсутствию достаточной хотя бы для самых предварительных выводов информации. Весьма низкая эффективность “съедобной резины” в случае с судаком объясняется, наверное, не тем, что она в принципе на него не действует, а спецификой ловли этой рыбы. Глубина, тяжелая головка — это уже само по себе снижает значимость “съедобности” приманки. Вот если ловить в отвес, а не “ступенькой”, здесь мы вправе ожидать более высокого результата, но это лишь предположение — я сам не проверял. Соответственно, чем легче головка (вплоть до полного ее отсутствия), тем лучше себя “съедобная резина” проявляет. Окуня, например, в прибрежной зоне с ее помощью удается поймать определенно больше, чем на обыкновенную. 
Опарыш и мотыль предназначены, правда, больше не для спиннинга, а для поплавочной ловли, мормышки и т. п., и не столько для хищника, сколько “белой” рыбы, но варианты применения со спиннингом тоже очень возможны. Представители Pure Fishing на последнем “ЭФТТЕКСе” прочли нам целую лекцию о своей новой “резине”, которая должна массовой появиться в 2004 году. Был там даже такой деликатный момент, как последствия для рыбы, которая заглатывает “резинку”. Оказывается, ничем страшным ей это не грозит, если, конечно, вместе с “резиной” она не проглотит и крючок...
О мотыле и опарыше от Berkley стоит сказать отдельно. То, что нам было в последние лет десять как минимум хорошо известно под маркой Power Bait, было скорее пустышкой. Если в случае с бас-сом некий слабенький эффект имел место, то по более привычной нам рыбе берклевские “вонючки” работали на уровне ниже статистической достоверности, что в переводе на нормальный язык означало, не работали вовсе. И вот свершилось! Теперь Berkley предлагает буквально съедобную (позволю себе дать это слово без кавычек) “резину”.

Кроме мотыля с опарышем, фирма Berkley представила еще червей и “резиновые” бойли. Черви, в отличие от всего остального, не синтетические, и изготовленные из натуральных составляющих (хотя по прочности они не уступают “резине”). Так вот черви у меня не пошли. Я, разумеется, не пытался ловить на них на донку, но вот ожидания, что черви сработают в джиговой ловли с легкой головкой, были. Однако почти ничего я на них не поймал. Для бойли очень сложно найти какое-то применение, кроме как в классической ловле карпа. Но все же один экспериментик на дому я с ними провел. Возможно, вы помните, что у меня дома имеется биологическое устройство для утилизации излишков рыбопродуктов, именуемое в простонародье кошкой. До сих пор все виды “резины”, которые я давал зверю на тестирование, вызывали реакцию от никакой до любопытного обнюхивания с поигрыванием лапой. Но стоило только выложить берклевский бойли, как через секунду его пришлось с силой выдирать из пасти животного, которое явно намеревалось проглотить эту вонючую гадость...

 

Следует заметить, что даже если в интересующей вас клетке таблицы стоит “4” или “5”, это никак не должно настраивать на чрезмерно оптимистический лад. Хорошо ведь известно, что в ловле даже на самые-самые натуральные приманки (карася на кашу, например) часто бывают полные провалы по клеву. То же самое бывает в нашем случае: мы пытаемся поймать на “съедобную резину”, но не клюет, хоть ты тресни! Заодно, правда, не клюет и на все остальное... Если говорить о тех рыбах, что не вошли в таблицу, то на данный момент мне известно об удачном опыте применения “резины” Ecogear и Yum в ловле сома. Один мой знакомый в сентябре провел дней десять на Ахтубе, и, по его словам, больше всего сомовьих поклевок было на большие виброхвосты Ecogear. А ловил он как в заброс, так и сплавом в отвес. Общий вывод из всего сказанного таков. “Съедобная резина” это, безусловно, очень интересная и перспективная тема в современной рыбалке, но мы пока находимся на самом начальном этапе ее понимания. Пройдет еще хотя бы один сезон, появится новая фактура, тогда, очень даже вероятно, будут найдены какие-то новые и более эффективные методы использования “съедобной резины”. Пока же следите за информацией, но главное — пробуйте “съедобную резину” сами, экспериментируйте. Теперь она есть и доступна, да и ассортиментный ряд, можно ожидать, будет стремительно расширяться. Будут неординарные результаты — не поленитесь ими поделиться.

 

Спортивное Рыболовство №7 2003 г.