Вести с водоёмов

Президент рыболовной организации многозначительно кашлянул и с недоверием глянул в сторону собравшихся.
— Все в сборе?
— Кажись все, — ответствовал исполнительный директор, — за исключением «пингвинов».
— Что, опять все стоят в очереди за мотылём? Что, не могут догадаться одного человека послать?
— У них уважительная причина, проводят чемпионат города по мормышке.
В зале раздались нервные смешки, собравшиеся подняли весёлый гомон. До президиума доносились отдельные слова и фразы:
«Делать им нечего... И так денег нет, под Новый год удумали...»
— Попрошу тишины.
«Как охота в такой холод!?.. Уроды... Ёныть...»
— Так, директор! Это что за бардак такой? Невозможно вести собрание! Давай наводи порядок, иначе сам будешь пингвинам шайбы вручать!
— Какие шайбы?
— В спорткомитете утвердили, что победителям будут вручаться вместо медалей шайбы, которые остались после чемпионата по хоккею среди юношей...
Исполнительный директор, чем-то похожий на безобидного толстого суслика, оторопело уставился на президента, затем с ужасом в глазах оглядел разгалдевшихся рыболовов, схватил мегафон и рявкнул в него, что есть мочи:
— ТИХАНАХ!


Воцарилась тишина. Доселе никто из руководителей секций не слышал от него такой дерзкой выходки. Значит, случилось что-то из ряда вон выходящее.
Президент опять осмотрел собравшихся и продолжил.
— У нас сегодня на повестке дня один вопрос. Разработка плана проведения Нового года. Дело не простое, товарищи. Сами понимаете, нам нельзя ударить в грязь лицом. Нужно отметить этот замечательный праздник организованно и без замечаний. Чтоб не получилось, как у охотников в прошлом году...
В аудитории раздался дружный гогот. Председатель, улыбаясь, снял очки, протёр их платочком, одел и, подойдя к микрофону, не удержавшись, прыснул от смеха.
Собравшиеся расхохотались пуще прежнего. Казалось, что ничто не сможет вывести аудиторию из этого весёлого массового гипноза.
Нахохотавшись вдоволь, президент лукаво глянул на исполнительного директора, который массовому гипнозу не поддался, а так и стоял удручённо с опущенной головой. Ему было не до смеха. Он живо представлял себе процедуру награждения победителей хоккейными шайбами. А в них же надо ещё дырочки сверлить, чтобы на шею повесить! А вдруг спорткомитет потребует эти шайбы назад в следующем году?
— Итак, сначала нужно определиться с местом проведения. А для этого необходимо выяснить, с женщинами будем праздновать или ...
Не дослушав, как говорится, конца цитаты дюжина мужиков стала оживлённо выдвигать идеи, тут же ставя их под сомнение, подобно Знатокам из программы «Что? Где? Когда?»
— Да ну их в баню!
— В бане? С женщинами? Меня жена не пустит!
— С твоей женой мы договоримся... гы-гы-гы...
— Имеется в виду — совсем без женщин!
— Без жён или без женщин?
— Я без жены не смогу...
— А как же ты на рыбалку ходишь?
— Это совсем другое дело!
Президент опять многозначительно глянул на толстого суслика, тот быстро встал, поднёс ко рту мегафон, но гаркнуть в него не успел. Все заметили его резкое движение и моментом заткнулись.
— Поступило предложение встречать Новый год без жён, женщин и без тех, кто без них не может. Попрошу голосовать. Кто «за»?
Все, как по команде, вынули из-за пазухи фляжечки из нержавейки, отвинтили крышечки и сделали по глотку. Президент внимательно проследил за их действиями, затем налил в стакан прозрачной жидкости из графина, резко выдохнул, выпил залпом, утёр рот рукавом этой же руки и чётко произнёс:
— Единогласно! Какие будут предложения по месту проведения?
Все заёрзали на стульях, но жарких споров, как в предыдущем вопросе не последовало.
Выдержав некоторую паузу, поднялся руководитель секции поплавочников.
— Предлагаю встретить Новый год на каком-нибудь живописном берегу. Ёлки, шашлыки, фейерверки...
— А 5 ящиков водки туда на санках потащим?
— Откуда такая цифра?
— По ящику на каждую секцию, чтобы поровну...
— В принципе, можно и на санках...
— А если снег растает?
— Может автобус заказать?
— Если автобус — я место знаю! — выпалил руководитель спиннингистов, — недалеко от асфальта и льда там нет!
— Ты забудь про свой зимний спиннинг, понял? Праздновать едем, а не рыбу ловить!
— Снасти — не брать!
— Из автобуса — не выходить!
— Гы-гы-гы...
Наконец поднялся лысоватый импозантный мужчина и произнёс:
— Пацаны, лично меня напрягает куда-то переться, чтобы выпить водки. Давайте просто посидим в кабаке! И торжественно, и культурно, и такси можно вызвать...
Все с уважением относились к главному карпятнику. Только у него можно было занять денег и на халяву съездить с ним на рыбалку на его роскошном джипе. Выслушав его, все машинально потянулись к фляжкам. Заметив это движение, исполнительный директор быстро взвизгнул:
— Кто «за»?
По аудитории пошёл коньячный запах.
— Единогласно!
— А ты почему не голосуешь? — вполголоса спросил его президент.
— Я… это... нельзя мне... антибиотики пью.
— Это после рыболовной выставки в Москве подхватил что ли?
— Да, — уткнув взгляд себе под ноги, выдавил суслик.
— Мужчина! — неожиданно похвалил президент и уже в полный голос продолжил:
— Значит так. Карпятники — ответственные за выбор кабака. Нам осталось обсудить выпивку, закусь и культурную программу. Конкурсы, подарки...
С места поднялся высокий интеллигентного вида мужчина и начал что-то тихо говорить. Воцарилась тишина. Все уже привыкли к такой манере общения с нахлыстовиком. Мало кто понимал, о чём он говорил, поэтому боялись оспаривать им сказанное. Тем временем он продолжал:
— ...жаемого собрания тот факт, что вопреки нашим самым праведным желаниям, в наших рядах ещё имеет место латентное пристрастие к злоупотреблению процедуры голосования. В связи с этим предлагаю к этой проблеме подойти фантазийно. Классические напитки свести до минимума, возложив ответственность принятия соответствующего праздничного состояния на сами тела, которые будут там присутствовать.
Все так и остались сидеть с открытыми ртами, а главный «извращенец» (так в организации называли всех нахлыстовиков») спокойно занял своё место, закинув ногу на ногу.
— Кто «за»!!? — прервал затянувшуюся паузу директор.
Все молча выполнили процедуру голосования и закрыли рты, чтобы не вытекало.
Первым очнулся карпятник.
— А на закусь нужно заказать много сырных шариков! Они вкусные!
Все повернули головы в его сторону, но проголосовать не успели. Троллингист опередил всех:
— Нет уж! Напьётесь, как извращенец обещал, и начнёте в нас этими шариками пулять из своих кобр! Плавали, знаем!
— Давайте просто закажем мясо! — подал голос поплавочник.
— Сами ешьте своё мясо! С вами, с пиписочниками, только свяжись! Быстро накормите дендробеной в собственном соку!
— Гы-гы-гы... Может большую миску опарышей на всех! Гы-гы-гы...
Видя ситуацию, которая грозила выйти из-под контроля, «извращенец» взял на себя смелость разрядить обстановку.
— Господа, я бы попросил высказываться по существу вопроса, не опускаясь до реплик сублематичного толка, граничащего с солдафонским юмором. Необходимо учесть мнения всех участников, включая непонятных лично для меня, но уважаемых всеми нами пингвинов.
Заседающие восприняли это как очередной тост и выпили. А кто-то крикнул: «За пингвинов!»
— Правильно! Мы тут все сидим дрочим, а они рыбу ловят!
— Они тоже дрочат... я видел однажды... только они дрочат в дело, а мы...
— Товарищи! Давайте будем называть своими именами. Не дрочат, а мартышат!
— Не мартышка, а мормышка!
— Вот, уроды! Подумать только, на что ловят! На чертей, на коз, на мартышек...
В этот момент в комнату ввалился руководитель секции пингвинов, раскрасневшийся от мороза, в генеральском тулупе, усы в инее. Победоносно осмотрел всех нетрезвым взором, и весело гаркнул:
— Заседаете, подонки!?
После этого быстро вынул свою фляжку, допил её содержимое, кинул её об пол так, что она зазвенела, катясь по ступенькам, со всего маху согнул пешню о колено, поднял её над головой и крикнул: «Наши победили!»
«Ну вот, — подумал исполнительный директор, — сейчас им всем дадут по шайбе...» — но его мысли улетучились после единодушного вздоха «Ёныть! Молодцы! Уроды!» Все, «спиннингуи» и «фидерасты», «извращенцы» и «пиписочники» похлопывали главного пингвина по плечу, а президент обнимал, целовал и приговаривал: «В такой мороз! Победили! Забодай тебя мартышка! Ёныть! Уроды вы мои ненаглядные! По шайбе вам — мало!» Кто-то выстрелил из хлопушки...
 
Иван Семенович вздрогнул и открыл глаза. В углу горела ёлка, по телевизору шла реклама Дневного дозора, у дочки только что лопнул воздушный шарик. Он не торопясь принял горизонтальное положение, сладко зевнул и протянул руку к мобильному телефону.
— Алё, Георгич! Как уроды выступили? Выиграли!? Ды ты что!? Вот молодцы! В такой мороз!?.. Ты где будешь отмечать Новый год? Понятно. Я... не знаю ещё... но точно, не как охотники в прошлом году! Гы-гы-гы...